top of page
Search
  • Writer's pictureEfim Piflax

ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ

Updated: Apr 22, 2020

ПОРА СОБИРАТЬ КАМНИ


1. НАВРУЗОВ

Для полноты картины всех ужасов, несправедливости и беззакония, которые были «применены» ко мне в период с 2009-го по 2014-ый годы, не хватает подробностей о тех людях, которые ограбили меня, лишили меня свободы и причинили боль и страдания. Я расскажу о некоторых из них, так сказать, главных фигурантов этого дела. Для чего я пишу об этом, уважаемые читатели, вы поймете, познакомившись со следующим повествованием. Потому что эти «господа» до сих пор продолжают своё гнусное дело, потому что до сих пор они обманывают людей, принося им не только моральный, материальный, но и физический ущерб. Надо же кому-то вывести, наконец, этих негодяев на чистую воду.

И первым в этом чёрном списке стоит директор узбекского Республиканского научного центра онкологии, профессор Саримбек Наврузович Наврузов. Обязательно надо напомнить тот факт, который имеет очень важное значение для моего дальнейшего рассказа, – что сын С. Наврузова – Бекзод Наврузов – является зятем, моего бывшего партнёра Садыка. А другой сын С. Нврузова является зятем уже бывшего ген. прокурора республики Узбекистан Р. Кадырова. Такое близкое родство помогало, да наверно и сейчас помогает, семейству Наврузовых избегать неприятностей, связанных с их преступной деятельностью. (Поясню, что за время написания моих рассказов, Р. Кадыров теперь уже бывший ген. прокурор республики).

В своё время, когда С.Наврузов стал директором института онкологии Узбекистана, он организовал преступную группу врачей, которые по его прямому указанию говорили вполне здоровым пациентам, о том, что у них смертельное заболевание и им необходима срочная операция. Конечно, среди обследуемых людей были и действительно больные, но часть из пациентов, и немалая, как выяснилось позже, была совершенно здорова! Здоровых людей убеждали в срочном хирургическом вмешательстве. За предстоящие операции Наврузов и его «команда» требовали крупные суммы денег, которые и получали с несчастных людей, хватающихся за соломинку.

Таким пациентам во время операции под наркозом делали надрез на теле, который тут же зашивали. Обман вскрылся однажды, когда один из прооперированных С. Наврузовым пациент, будучи за границей, попросил тамошних специалистов оценить его состояние здоровья. И тут выяснилось, что никакой онкологии у пациента нет и не было, а на теле сделан только надрез. И таких «больных» оказалось довольно много.

Зная о том, что у С. Наврузова есть могущественный покровитель, подавать иски в правоохранительные органы никто не стал. Но однажды профессор был избит до полусмерти в собственном кабинете. То ли пациенты сами это сделали, то ли наняли кого-то, но сами Наврузовы обращаться никуда не стали, потому что выяснились бы мотивы этого избиения. Огласка Наврузову была не нужна, поэтому дело быстро замяли, не вынося сор из избы. Это то, что касается живых, здоровых пациентов, а вот сколько умерло под скальпелем самого С. Наврузова.

Для подтверждения моих слов, хочу привести цитату из материала, изданного в интернете, Д. Мамарасулова:

«Конечно, были попытки ситуацию изменить. Еще в 2006-м сотрудники готовы были протестовать и писать жалобы. Поток обращений в Минздрав был нескончаем. Прокуратура была вынуждена возбудить уголовные дела в отношении руководства центра.

Под суд попали приближенные директора – главврач Ш. Рустамов, бухгалтер А. Мамбетова и другие, однако, как не странно не сам С. Наврузов. Помогла властная рука свата из генпрокуратуры. Подставив пособников, главный виновник разгулявшейся коррупции и беспредела в центре от ответственности ушел. Более того, ему даже не пытались предъявить обвинений. А чтобы остальные немного успокоились, через высокопоставленного родственника, Наврузов "организовал" для своих приближенных условные сроки.» (Цитата из статьи Д. Мамарасулова.

В самом начале деятельности моей фирмы знакомство с Наврузовым сулило нам выгоду, а он получал за своё покровительство нашу благодарность «в разумных пределах», за которую сумел приобрести большие земельные участки вокруг своего дома, где построил огромные дома своим детям и внукам. Садык внимательно следил за тем, чтобы «благодарности» всегда были своевременны. У нас даже была такая статья расходов – «НАВРУЗОВ».

За мой счёт сам Наврузов и его семейство ездило за границу, в частности в Израиль. Билеты, визы, гостиницы для них тоже оплачивал я. За наши, а значит – за мои деньги, С. Наврузов построил в одном из районов города Ташкента зал торжеств, кафе, супермаркет, медицинский центр проктологии и гинекологии – для своего сына и для дочери Садыка.

Чем отплатил мне этот человек: принял активное участие в уничтожении моего бизнеса, в том, что на меня заведено было уголовное дело. И под его контролем грабили мои предприятия и меня лично Садык и его сын. Думаю, что часть награбленного попала самому Наврузову.

 

2. ГЕРА

Пришло время рассказать и о фирме «МАРМАКС», владельцы и руководители которой также приняли активное участие в моём разорении. В особенности это касается подлеца и коварнейшего мошенника, каким является Григорий Бронов, которого все знают как Геру. К сожалению, очень давно, судьба свела меня с этим гнусным человеком. Другим бизнесменам в назидание: запомните это имя и фамилию, и не дай бог вам с ним иметь дело – обманет, объегорит, заложит, ограбит. Кстати, к этим определениям могут присоединиться многие люди, кого Гера обманул, обвёл вокруг пальца, и ограбил. Так что пострадал не я один.

Вот несколько фактов и случаев из «практики» Геры и его партнёров, среди которых, оказался и один из моих родственников.

Когда в 1996-ом году я заболел и лечился в Израиле, Гера со своими партнёрами решили за бесценок скупить, тогда ещё небольшую территорию нашей фирмы «ТИГМА». Уговорив моего партнёра Садыка Курбанова, сказав ему, что я очень болен (они, мол, видели меня в ужасном состоянии) и наверняка не выживу и не вернусь в Узбекистан, они добились заключения этой коварной сделки. Садыку они сказали, что деньги, вырученные от продажи моего предприятия, можно будет направить на моё лечение. Поскольку Садык на протяжении многих лет пил, видимо по пьянке они его и уговорили на эту подлость.

Мой партнёр, не зная и не вникая во все подробности, согласился на сделку. Кстати, в тот год, когда я заболел, их партнёром стал мой родственник.

Не повезло им, я вернулся в Узбекистан окрепшим и здоровым. Садык понял, что ошибся, и загладил свою вину тем, что приложил максимум усилий, сорвал сделку и вернул всё на прежние места. Я был зол и не собирался больше входить с Герой и его партнёрами в контакт. Но меня уговорили не устраивать войну между бизнесменами евреями. Отношения с Герой и Шварцем были натянутыми, но прошло какое-то время и огорчения стёрлись.

Как-то предложил им инвестировать один проект, они согласились, внеся один миллион долларов США. Деньги я получил, а потом Гера представил мне договор, в котором оказалась подделанная подпись работника другой фирмы, из тех партнёров, с которыми они в это время расходились в вопросах бизнеса. Когда я указал на это, Гера ответил: «Тебе какая разница, этот миллион они нам должны, деньги ты получил, мы за них отвечаем».

В течении определённого времени, я поэтапно возвращал деньги Гере и Шварцу, в итоге я вернул им – один миллион шестьсот тысяч долларов США, то есть вернул с процентами. И вдруг они мне говорят – а где еще миллион, который мы тебе дали. Отвечаю, что шестьсот тысяч – это проценты. Они – нет, миллион шестьсот, это и есть проценты!? Ну, не сволочные люди, а? Позже они по-хамски мне заявили, что они мне этот миллион простили.

Прошло какое-то время, и наши отношения снова немного наладились. Пользуясь этим, Гера попросил меня взять к себе в фирму его друга, Леонида Шрагу, который жил в Израиле.

– Куда я его устрою, у меня все люди на своих местах?

– Придумай что-нибудь. Надо парню-собрату помочь…

У меня зрела одна идея – организовать производство картонных коробок для нужд фирмы. Решил открыть картонный цех и назначил «человека Геры» начальником. Подготовили место, построили цех, Гера закупил оборудование, прибыль договорились делить пополам. Однако вскоре мы выяснили, что картонный цех, вернее его начальник, продаёт на сторону не учтённую продукцию. Причём недостача оценивалась примерно в тридцать процентов от общей изготовленной продукции. Куда делись эти деньги? Надеюсь, всем понятно.

Лёню тут же погнали с работы, но Гера предложил снова своего человека, так как оборудование принадлежало ему же. Хотя он клялся, что ничего не знает о неучтённом картоне. Но и второй его протеже оказался таким же воришкой. Моё терпение лопнуло, я решил навсегда распрощаться с этим негодяем. Я предложил Гере забрать его оборудование, и решил сам приобрести новое. Но Гера уговаривал меня оставить работающее оборудование, желая получить за него деньги, которые, кстати, превышали стоимость нового оборудования. Я назвал ему свою цену. В конце концов, после долгих разногласий и споров, мы договорились. И я заплатил ему ту сумму, которую мы обговорили. Полностью. На этом все деловые отношения с Броновым прекратились.

Но Гера затаил на меня злобу и в любой момент был готов доставить мне проблемы и неприятности. Это ему удалось позже. А до этого Шварц и Гера познакомили меня с Аманбаевым, председателем Государственного резерва республики Узбекистан, с которым оба были в прекрасных отношениях. Позже я поставлял в гос. резерв сливочное масло, меня это вполне устраивало, была взаимная выгода, и компания Геры получала от этого большие проценты. Но потом началась история с резервуарами, о которых мы писали выше.

По прошествии многих лет, я теперь понимаю и уверен в этом, что именно Гера был одним из режиссёров моего разорения, исполнителями стали Марк Шварц и Аманбаев. Именно Гера, Шварц и мой родственник посоветовали мне уехать из Узбекистана, чтобы переждать и постепенно всё уладить с Аманбаевым. Я уехал из республики, а они начали осуществлять коварные планы: они переоформили мою фирму «КАРАВАН», по производству алкогольных напитков, перехватили проект с резервуарами, присвоив и мои деньги – 280 тысяч долларов, которые были уплачены как аванс заводу изготовителю.

Они же, обманным путём, подделав мою подпись, о том, что я согласен на продажу дома, и через Садыка, просто варварским и обманным путём присвоили один из моих домов с бассейном, оформив на имя тёти своего сотрудника и соседа, которого звали Хуршид. А в сговоре с Садыком вывез оборудование картонного цеха. Мой родственник звонил мне в Латвию и просил дать на это разрешение, мол, будешь получать деньги с прибыли от картонного производства. Я, в конце концов, поддался на уговоры и разрешил это сделать. Однако Гера вскоре продал всё это оборудование, не вернув мне ни копейки.

Как выяснилось потом, они вывезли не только картонное оборудование, они вывезли всё: дорогостоящие светильники, станки, стройматериалы, большое количество сливочного масла, предназначенного для продажи, контейнеры с товаром... Там была обувь, постельное бельё… По моим подсчётам было украдено оборудования и товаров на сумму около трёхсот тысяч долларов.

После этого они: Гера, Шварц и Садык встречались с директором частной клиники «Янги Инсон», Хусаном Асадовым, о котором мы расскажем позже, и хотели войти как инвесторы в эту клинику, здание которой я уже построил, и фактически прибрать к рукам и этот мой проект. Но Асадов не позволил этого сделать, боясь за собственную шкуру.

У меня есть документальные свидетельства – когда, на каких машинах вывозилось всё оборудование, запчасти, товары и прочее. Продали даже просроченный, негодный товар в зоопарк. Участвовали в этом грабеже – Гера, Шварц, Садык, сын Садыка и прочие…

 


3. Акрам

Удивительно – как люди порой быстро забывают хорошее и превращаются из друзей и близких в жадных, коварных ублюдков, способных нанести тебе боль и страдания. В моём повествовании, к сожалению, уважаемые читатели, таких людей, как видите, набралось немало. Стоило хозяину по определённым обстоятельствам отойти на время от руководства бизнесом, как тут же налетели стервятники, жаждущие поживиться добром, деньгами, заработанными кровью и потом.

Про конкурентов я уже сказал, они, конкуренты, всегда нацелены на то, чтобы в подходящий момент «свернуть тебе шею» дабы освободил рынок для их дел. Так случилось с вышеупомянутым Герой, который не гнушаясь ничем, нанёс мне значительный урон, ущерб, оценивающийся в крупную сумму. От таких отщепенцев, как он, можно ожидать всего.

Но вот от Садыка Курбанова и от его сына Акрама я зла не ждал. И, как оказалось, напрасно. Ну, кто мог подумать, что эти, близкие мне по жизни люди, ограбят меня, что называется, подчистую. Они предполагали, что я уже никогда не вернусь в Узбекистан, поскольку, по заявлениям Садыка в правоохранительные органы и письма в банки о том, что я уехал из республики, прихватив с собой огромные деньги, что не собираюсь возвращать кредиты – и прочее, и прочее. Обо всём этом подробно написано вначале нашей книги.

Теперь пришло время рассказать о том, какую роль играл во всём этом сын Садыка Курбанова – Акрам Курбанов.

Он вырос на моих глазах. Когда Акрам повзрослел, мы его, естественно, взяли работать к себе в фирму. Вначале он занимал должность старшего инженера, а позже, специально для него, мы открыли фирму, где Акрам был директором. Кроме того, в его обязанность входило вести учёт расходов и доходов по деньгам, предназначенным для «особых» случаев.

Изначально Акрам, как молодой специалист, был под моей опекой: я учил его работать, организовывать бизнес, наставлял в сложных вопросах. Я очень доверял ему, не подозревая, что в какой-то момент он предаст меня и ограбит по приказу своего папаши.

По характеру Акрам был неуживчивым человеком, если ему чего-то не нравилось, то он частенько обижал наших сотрудников, без всякого на то повода, заявляя им: «Мой папа один из руководителей, я ему расскажу… и он вас уволит…». Мне приходилось прикладывать немалые усилия, чтобы гасить возникающие вокруг Акрама конфликты. И, тем не менее, мы с Садыком всегда доверяли ему, возлагали на него часть работы.

У Акрама был свой рабочий кабинет. Он всегда был, как говорится, под рукой. В его кабинете хранились документы, тетради, в которых были записаны кое-какие специальные расчёты с партнёрами и клиентами. Одна из таких тетрадей была особенно ценной, поскольку там находились важные записи по бизнесу. Но в какой-то момент, вдруг, эта тетрадь исчезла.

Я узнал об этом в тот момент, когда надо было привести в порядок денежные отношения с уже известным вам Гальперном. При подведении итогов, этот самый Гальперн подаёт мне отчёт на денежную сумму, которую он от нас получил, раза в три заниженную. У меня прекрасная память, и я сказал ему, что он неточен в своих расчётах. Тогда он спросил:

– Откуда у вас такие цифры?

– Как откуда, у нас всё зафиксировано, сколько и когда вы от нас получали.

– Покажите мне эти цифры…

Я вызываю Акрама, и прошу его принести учётную тетрадь. Тот ушёл к себе в кабинет, через некоторое время звонит и говорит, что не может найти эту самую тетрадь. Может быть, говорит он, я её дома оставил…

– Акрам, зачем ты носишь домой такой важный финансовый документ?

– Я посмотрю, я принесу…

Вскоре выясняется, что тетрадь пропала, ничего вразумительного по этому поводу Акрам сказать не мог.

– Акрам, у тебя отдельный кабинет, всегда закрывающийся на ключ, в коридоре всегда есть охрана, куда делась тетрадь?

Вопрос повисает в воздухе, у Акрама нет ответа на него, он бледнеет, краснеет, но ничего вразумительного сказать не может. И тогда я понимаю – он продал тетрадь тому же Гальперну! Потом эти сведения подтвердились, их донёс до меня его работник, который сказал, что тетрадь была куплена этим проходимцем примерно за 50 тысяч долларов.

Естественно, что этот случай дошёл и до Садыка, который хотел просто на просто убить сына за такой проступок. Думаю, что Садык не был причастен к этому, тогда это было не в его интересах.

Однако – случай с тетрадью был прелюдией к более страшному предательству и ограблению. Поскольку в моё отсутствие, Садык и Акрам, как я предполагаю, думали и надеялись, что Ефим Борисович Пифлакс уже не вернётся в Узбекистан, а если вернётся, то его арестуют и посадят, как это обещали ему его родственники. И потому можно делать с его фирмой, предприятиями, оборудованием, личным домом и с другими вещами – всё что заблагорассудится! И они начали грабёж.

На грузовиках вывозилось, продавалось на чёрном рынке, или где-то складировалось всё оборудование моих предприятий. Грабили подчистую, не гнушаясь ничем. С фабрик и цехов вывозилось дорогостоящее оборудование, станки, агрегаты, запасные части, полуфабрикаты, товары, готовую продукцию, – ну всё, что только можно было украсть, вывезти и продать. Ума на то, чтобы продолжить уже наработанное годами дело, отлаженный, как часовой механизм бизнес у Курбановых не хватило. Садык вечно был пьян, а у Акрама мозгов не хватило организовать производство, он просто не знал, как это всё делается и решил пойти по пути грабителя, не учитывая, по собственной неопытности, номинальную стоимость оборудования. Думаю, что он продал очень много оборудования и товаров за очень низкие цены, получая сиюминутную малую выгоду. Надо же быть таким тупым и алчным!

Ограбить мой бизнес им показалось мало: Акрам подогнал к моему дому несколько грузовиков, на которых вывозилось всё моё имущество: дорогостоящая мебель, телевизоры, холодильники, ковры, сервизы и так далее. В общем, увезли всё, подчистую. Какие умные ребята, которым представилась возможность поживиться за счёт другого человека. И не просто человека, а бывшего друга и наставника.

Когда на суде я спросил у Акрама:

– Скажи, Акрам, почему ты всё это сделал?

Акрам краснел, бледнел, потел, но так и не смог ничего мне ответить, хотя понимал, что может спасти меня от тюрьмы и колонии. Он, конечно же, боялся сам туда попасть, за свои грязные делишки.

Во время следствия я задал вопрос и брату Садыка, Абдурахману, который вывез к себе на склады огромное количество разных товаров и оборудования:

– Где всё то, что вы украли?

– Пожар был, всё сгорело…

– Где акт о пожаре?

– Нету…

– А почему ты вывозил моё имущество?

– Брат сказал, я увёз…

Итак, я подсчитал, что Акрам с подачи Садыка нанёс мне ущерб на крупную сумму денег!!!

А всего за время моего отсутствия и отсидки в колонии, ущерб, нанесённый всеми фигурантами этого дела – Садыком и его родственниками, Гальперном, Броновым Герой и его кампанией, банками, правоохранительными органами оценивается в громадную сумму.

А моральный ущерб? Кто подсчитает убытки от морального ущерба? Они имеют гораздо высокую цену, чем деньги! Кто возместит мне эти убытки, когда всё порушено, уничтожено, разграблено?

Думаю, что я буду бороться за справедливость, чтобы вернуть себе честное имя, часть моих денег и имущества, насколько это возможно. Справедивость должна восторжествовать.

А то, о чём я вам, уважаемые читатели, рассказал, пусть послужит уроком тем, кто занимается бизнесом.

 

4. ХУСАН АСАДОВ

Как ни тяжело вспоминать о прошлом, но придётся: во-первых, чтобы в который раз предупредить добрых и честных людей, что на их пути могут появиться такие нечистоплотные, алчные, жадные люди, каким является Хусан Асадов. Пусть знают о нём те, кто с ним работает и по сей день, что это за человек, и каким он может быть, когда речь заходит о деньгах и наживе.

Итак, Хусан Асадов, человек, стоящий в ряду тех негодяев и подлецов, кто предал меня, ограбил, и сделал это, как говорится – без зазрения совести. Тем самым я хочу напомнить ему, Хусану, и дать информацию другим о том, с чего начиналось наше знакомство? Как было задумано совместное дело? Как это осуществлялось и кто финансировал проекты, и кто претворял их в жизнь?

Познакомился я с ним в то время, когда был задуман и начат проект создания в Ташкенте медицинского центра по технологии, разработанной израильскими учёными. Уникальность этого метода заключалась в том, что он позволял запланировать пол ребёнка ещё до его зачатия по желанию родителей. При такой технологии можно было зачать мальчика или девочку. Почему это важно? Дело в том, что применение такого метода решило бы массу проблем в семьях, где происходят раздоры лишь из-за того, что рождаются только девочки, или только мальчики.

Может быть, для европейского или какого-нибудь другого региона это не имеет особого значения, но для Узбекистана, да и всей Центральной Азии это действительно камень преткновения. Из-за того, что у родителей рождаются исключительно девочки, или наоборот, исключительно мальчики, семьи распадались, люди разводились друг с другом, не найдя компромисса. А тут вот: хочешь – рожай мальчика, или девочку – на выбор. Эта уникальная методика прошла проверку и работает безотказно. Невозможное – оказалось вполне реальным фактом.

Поначалу я обратился к директору института акушерства и гинекологии Джахонгиру Курбанову, родному брату, уже известного вам, Садыка Курбанова. Именно на базе этого института мы и планировали создать медицинский центр. Однако, когда приехали специалисты из Израиля, они определили, что помещения института не соответствуют требованиям данного проекта. Тогда было решено организовать работу медицинского центра на базе частной клиники Хусана Асадова, расположенной по соседству с институтом. Но и там выявились существенные технические проблемы, связанные с тем, что под этим старым одноэтажным зданием проходили различные коммуникации: водопровод, отопление и прочее.

В конце концов, сделав экономические расчёты, было принято решение: снести старую клинику и построить на этом месте современное трёхэтажное здание, отвечающее всем медицинским требованиям нашего времени. Сделать это взялась моя, подчёркиваю, моя собственная фирма. Именно мы с израильтянами, не Хусан Асадов сделали проект, подготовили всё к строительству. Именно за деньги моей фирмы была снесена его старая одноэтажная клиника, перенесены все коммуникации в обход объекта, а затем построено современное трёхэтажное здание.

Отмечу, что на строительство нового медицинского центра банком был выделен кредит на 400 миллионов узбекских сумов, а также 900 тысяч долларов США для покупки соответствующего оборудования за рубежом.

Но поскольку у фирмы Хусана Асадова перед банком была задолжность по старому кредиту – около 30-ти миллионов сумов, то поначалу новый кредит на строительство банком не выдавался. Понимая всю важность начатого дела и его перспективы, я погасил долг Асадова по кредиту перед банком за свои собственные деньги. Позже он пытался эти деньги мне вернуть, причём довольно хитро: возвращал деньгами, из полученного мною же кредита, за который я же и был гарантом, поскольку Хусан получал кредит, за мою гарантию!?

На решение этих технических проблем и на строительство современного трехэтажного здания нового медицинского центра было истрачено, в общей сложности, один миллиард 400 тысяч сумов. Это потом подтвердила экспертиза, которую назначили позже уважаемые люди по настоянию всё того же Асадова. Отмечаю: 1миллиард 400 тысяч сумов!

По договору с Хусаном Асадовым, в связи с тем, что здание нового медицинского центра было построено полностью на мои деньги, я должен был получать всю прибыль, а он – сто американских долларов за каждого пациента, который воспользовался услугами врачей и учёных.

Кроме всего прочего, в ответственный момент нашей деятельности, Асадов сказал, что приведёт людей, которые выкупят половину бизнеса за три миллиона долларов. Тогда мы погасили бы за полтора миллиона долларов всё строительство, это было весьма выгодно. Но никаких людей, кто бы хотел купить часть бизнеса, я в глаза не видел, всё это оказалось сплошным обманом.

Помню я и о долге в сто тысяч долларов США, которые Х.Асадов попросил (кстати, из кредитных денег, полученных им же под мою гарантию), якобы для оплаты операции его жены и на какие-то другие дела. Он уверял меня, что обязательно вернёт эти деньги, но так их и не вернул!

Отмечу ещё тот факт, что именно я помог супруге Асадова пройти медицинское обследование и сложную операцию В Израиле. Именно я быстро всё организовал, вылетел в Израиль (а он туда не поехал). Это я устроил женщине визу, моя семья встречала её там, всё было организовано на высоком уровне.

Однако сам Хусан, видимо, про всё это забыл? И где была его благодарность? Вместо неё я получил от этого гнусного человека предательские обвинения в мой адрес и заявления в органы о том, что я забрал все деньги и скрылся?!

В конце концов, получилось так, что Хасан Асадов пользуется построенным на мои собственные деньги новым трёхэтажным современным зданием, и, к сожалению, оно используется далеко не по назначению. Ко всему ещё он рассказывает всем и вся, что является человеком, пострадавшим от общения со мной. Но Хасан прекрасно помнит, говорю это в который раз: у него было маленькое старое одноэтажное здание частной клиники, оцененное банком всего в смехотворную сумму – в 100 тысяч узбекских сумов, а в данный момент в его распоряжении имеется огромное, современное трёхэтажное здание, построенное за мой счёт! И принадлежащее, по сути дела, именно мне!

Кроме того, когда началось моё преследование, Хасан Асадов написал на меня заявление, что я взял деньги, полученные по кредитам, и скрылся. Но он же прекрасно знает, что все кредиты, взятые мной, давно погашены, на то есть показания, документы баков. Все кредиты погашены за счёт моего имущества. А вот – неуважаемый мной Хусан Асадов так и не вернул мне 100 тысяч долларов США, взятых на решение якобы каких-то проблем, но зато: он купил себе новый автомобиль и начал строительство собственного огромного нового жилого дома.

Комментарии, как говорится, излишни!

 

5. ЛЕВ КИЛЬ

Пасьянс сошёлся! На закуску мы оставили уважаемому читателю то, что привело меня коварным путём назад в Узбекистан, а там уже – за решётку. К этому действу приложили свою руку многие мои «доброжелатели», «друзья» и «партнёры», один из подлейших людей в этом списке зовут – Лев Киль. Если бы не его предательства, зависть, жажда наживы за счёт других, со мной бы много чего плохого не произошло бы. Однако, случилось то, что случилось, но это урок другим людям, бизнесменам, специалистам, кто знает и работает со Львом Килем. Остерегайтесь эту гиену, потому что за его, вроде бы добрым и заискивающим тявканьем, скрывается зверь, способный сожрать вас с потрохами.

Это глава моей книги может крайняя (не хочу говорить – последняя), но может так случиться, что память навеет мне ещё воспоминания. Но пока что расскажу о том, кто подставил меня, ограбил, унизил и сделал всё возможное, чтобы я вернулся в Узбекистан и там уже произошли события, о которых я писал выше. Лев Киль сыграл в этом деле роль «ферзя», сделав хитрые и коварные ходы. Я наивно полагал, что имею дело с хорошим человеком.

Однако, о хороших людях, по-настоящему моих друзьях, партнёрах и инвесторах, я здесь рассказывать не собираюсь, боясь навредить им ненароком. Я хочу оглашать фамилия и имена тех, кто является законченными подлецами и предателями, коварными и злыми людьми, чтобы вывести их на чистую воду.

Итак, исходя из повествования выше, я оказался волею судьбы в Латвии, хотя свёл меня со Львом Килем ещё в Ташкенте мой знакомый Рустам Кадыров. Рустам является однофамильцем (теперь уже бывшего) Генерального прокурора республики Узбекистан. Киль был партнёром Рустама. У них функционировала совместная фирма с громким названием «Восток». Хотя занималась эта фирма весьма грязным и недостойным делом: они вывозили из Узбекистана и продавали (да, да, именно продавали) в Европу, в разные страны людей: мужчин, женщин, а порой и целые семьи.

Сначала их, заманивая, якобы, хорошей зарплатой за границей, привозили в Ригу. Затем, кого-то по своей воле, у кого-то отбирая паспорта, поставляли их покупателям в Швецию, Норвегию, Германию и так далее. По сути дела людей там превращали в бесправных рабочих, а во многих случаях люди просто бесследно исчезали, не имея возможности вернуться назад на родину.

Позже такие же фирмы Киль и Рустам создали в Чехии и Германии. Делали им шенгенские визы. Когда люди прибывали в Латвию, старались привезти их с осени до весны, в так называемый «мёртвый сезон», поскольку жена Киля – Людмила была директором гостиницы, куда и размещали временно прибывших. Кому-то организовывали экскурсии по городу, чтобы у людей было ощущение, что их нанимают для работы добрые люди.

Заправляла этими делами их помощница по имени Кристина, которая потом была у нас бухгалтером, и всё делала так, как ей приказывал Киль. Так что, по сути дела, людей продавали в рабство, и те уже не могли вернуть себе свободу и отправиться домой, поскольку за них были заплачены деньги.

Итак, оказавшись в Латвии, я, не зная, каким подлым человеком является, Киль доверился рекомендации Рустама и начал со Львом совместную деятельность. Как человек, Киль казался респектабельным, весьма вежливым и надёжным. В начале 2009-го года мы с ним договорились, что открываем совместный бизнес на равных правах и долях. Открыли кафе в Риге и Юрмале, организовали изготовление кондитерских изделий, занимались покрытием металла золотом.

В то время у меня была въездная многократная бизнес-виза, со сроком действия до конца 2009-го года. Моя роковая ошибка, которую я совершил: не зная конкретно правил визового режима и доверяясь Килю, я не проверил срок действия визы. Хотя, когда я хотел продлить действие визы, Киль убедил меня, что это стоит сделать позже, на исходе 180-ти дней. Я поверил ему, но, как оказалось, напрасно, потому что позже Лев всячески старался оттянуть сроки, чтобы у меня была просрочена виза. Делал он это преднамеренно, с далеко идущими планами.

Далее Киль мне сообщил, что с июля 2010 года в Латвии вступает в силу положение, при котором иностранец, открывший там бизнес и вложивший свои средства в это дело, автоматически получает вид на жительство, а потом и гражданство, и виза, мол, продлевается автоматически. Опять, я повторюсь, поверил Льву на слово. Причём, в какой-то момент он взял мой паспорт, куда-то ездил, а потом убедил меня не волноваться, заверив меня, что не стоит ни о чём волноваться: нет никаких препятствий для нормальной работы по бизнесу.

Итак в апреле 2009го года мы открыли с Килем фирму, которую назвали «Бурекас». Название израильских пирожков, как нельзя кстати, пришлось в Литве, где многие слова и фамилии заканчиваются на окончание «ас». Мы договорились, что будем вкладывать в бизнес – и изначально, и в будущем равные доли денежных средств.

Я взял на себя обучение персонала, внедрение технологий, приобретение и установку оборудования, закупку сырья и реализацию продукции, то есть то, что я умел делать лучше всего.

На каком-то этапе развития нашего бизнеса потребовалось сделать дополнительные финансовые вложения. Вместо своего участия, Киль предложил продать часть своей доли капитала. Я договорился с моим другом из США о том, что тот купит эту долю, составляющую 25 процентов от доли Киля. Вскоре возникла необходимость нового вклада в бизнес. И тут Киль предложил продать еще часть доли, оставив себе 17.5 процентов.

Я предложил часть бизнеса своему другу из России. Только вот оказалось, что Лев Киль на самом деле оставил себе все свои 25 процентов. Я возмутился, у нас возникли разногласия, однако Лев убеждал меня, что это только на бумаге. На самом деле он будет владельцем лишь 17.5 процентов. Ты, мол, не волнуйся… Но на самом деле, известная вам уже Кристина, которая работала у нас бухгалтером, делал так, как ей приказывал Киль, то есть отчисляла ему все 25 процентов.

Такие разногласия случаются у партнёров, но поведение Киля начало переходить все границы. И тогда я и мои партнёры решили вывести его из бизнеса. На этой сделке Лев снова нагрел руки, затребовав за свою долю сумму денег, многократно превышающую его вложения. В конце концов, чтобы избавиться от этого гнусного человека, мы пошли на его условия. Мы подписали с ним все соглашения. Но Киль на этом не успокоился, и начал своё грязное дело, извлекая из него дополнительную пользу: он узнал, что мне нельзя возвращаться в Узбекистан.

Воспользовавшись этим, он связался с моими недоброжелателями в республике, в частности с Садыком Курбановым, и предложил им за определённую плату добиться того, чтобы вернуть меня в Узбекистан. Тем самым он убивает двух зайцев: во-первых получает вознаграждение от узбекских «товарищей», во-вторых, грабит меня, забирая себе мой бизнес. Он отправился в Узбекистан, и как я узнал позже от того же Рустама Кадырова, который разорвал все отношения с Килем, что Лев встречался с известными ему людьми, и обязался примерно за 200 тысяч долларов США сделать так, чтобы меня экстрадировали в республику.

Вернувшись в Латвию, он написал на меня заявление в правоохранительные органы, сообщив, что у меня просрочена въездная виза. Меня арестовывают и помещают в особый лагерь для людей, нарушивших визовый режим. Помогал ему в этом офицер пограничной службы Якубовскис, о котором я писал выше.

Вскоре меня выпустили под подписку о невыезде из Латвии, однако, когда я находился в лагере, ко мне ни с того, ни с сего приезжали какие-то люди из Узбекистана. Им разрешали свидание со мной. Эти ходоки сначала уговаривали меня вернуться в республику, а потом и угрожали мне, в случае если я этого не сделаю. Организовывал эти встречи, конечно же, Лев Киль, показывая отчёты о своей «работе».

Когда меня выпустили под подписку о невыезде, я написал письмо в правоохранительные органы Латвии с просьбой предоставить мне статус временного жителя, поскольку моё возвращение в Узбекистан – это угроза моей жизни. Но Киль с помощь взяток всё же сделал своё грязное дело. К этому много усилий приложил и Якубовскис. Он действовал так рьяно, что даже на суде судья сделал ему замечание и сказал, что тот должен сидеть тут вместо меня.

Воспользовавшись моментом, когда я сидел в лагере нарушителей визового режима, Лев Киль ограбил меня, забрав все деньги и бизнес, открыв фирму под другим названием, он использовал мой раскрученный бизнес, всё оборудование,

весь технологический процесс, пользуясь уже наработанным логином «Бурекас». Кроме того, он всеми способами стремился дискредитировать меня в глазах инвесторов, партнёров, родственников рассылая им письма со слухами, совершенно не соответствующими действительности. Он писал письма в разные инстанции, обвиняя меня во всех смертных грехах.

Мы с партнёрами пытались отражать эти атаки, написали в правоохранительные органы о деятельности Киля, просили возбудить против него уголовное дело. Однако он и тут сумел выкрутиться с помощью своих родственников. Доходило до абсурда: он написал заявление в милицию, цитирую дословно, что «видел из моего окна мой взгляд в его сторону, угрожающий его жизни». Ко мне приходил представитель милиции и с иронией просил меня показать этот взгляд, угрожающий жизни Льву Килю.

Помнится, что как-то Киль приглашал меня в ресторан и просил там с ним сфотографироваться. Как я узнал позже – он отправлял эти фотографии в Узбекистан, «отчитываясь, о своей работе», моя, я рядом. Я его контролирую.

Вот такая история, суть которой вы уже знаете. Кстати, недавно я узнал, что Лев Киль продал тот латышский бизнес и уже пару лет как живёт в Израиле.


1,971 views1 comment

Recent Posts

See All
bottom of page